Гавриил Державин: Картежник, шулер и поэт

Гавриил Романович Державин играл в карты с юности до конца жизни. По молодости даже, было дело, будущий губернатор и великий поэт промышлял шулерством. Впоследствии он сам поведал эту не самую благовидную страницу своей биографии, которая одновременно занимательна и поучительна.

Гавриил Державин

Родился Державин в не отличавшейся богатством и знатностью дворянской семье, но возвысился в правление Екатерины II. В молодости он был азартным игроком и даже какое-то время находился в незавидном положении, когда его «развели» карточные мошенники и вынудили отрабатывать долги шулерством. Историю Гавриила Романовича как игрока подробно описал В.Ф.Ходасевич в книге «Державин», взяв за основу официальную биографию, составленную К.Я.Гротом.

Пристрастие к картам

Начиналось все в Валдае. Екатерина II в 1767 году направлялась в Москву. Державин под началом братьев Лутовиновых был послан на ямскую подставу – для надзора за подготовкой лошадей к прибытию двора. Братья были командированы в Яжелбицы и Зимогорье, где располагались ямские станции.

А поблизости находился Валдай, о котором упоминал Радищев, отмечая здешние баранки и местных девок, которые всякого «останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие, воспользоваться его щедростью на счёт своего целомудрия».

Естественно, все свободное время братья проводили в Валдае, где ночи напролет резались в карты, пьянствовали и развлекались с девками. И если от выпивки Державин воздерживался, то разделять с начальством карточные забавы ему пришлось.

Так понемногу он к картам и пристрастился. Державину было 24 года, когда он попался на удочку шулеров. Сценарий, по которому развивались события, был типичен для всех времен: проигрался, попал в безвыходное положение, но нашлись «благодетели», предложившие способ отработать долг.

Проведя отпуск с родными под Оренбургом, Державин отправился обратно на службу, получив два попутных поручения. Первое – сопроводить брата в Петербург и помочь устроиться на военную службу. Второе – заехать по пути в Москву к неким господам Таптыковым и купить у них «небольшую, душ в тридцать, деревушку, лежавшую на реке Вятке». Деньги на это приобретение ему были выданы матерью.

читать также:  Когда все фишки в игре

Крупные проигрыши

В Москве Державин поселился у двоюродного брата – Ивана Яковлевича Блудова. Там же жил еще один дальний родственник и близкий друг Блудова – «отставной подпоручик Максимов, человек забубённой жизни, друг-приятель не одному Блудову, но и всей Москве, особенно разным сенатским чиновникам». Через этого человека можно было проворачивать всевозможные делишки, особенно не вполне чистые, и Иван Яковлевич был в его власти. В доме толпились разные люди, а игры и пьянки почти не прекращались.

Державин еще с Валдая пристрастился к картам, и в доме Блудова он тоже начал поигрывать. Считается, что новичкам везет, но не в этом случае.

Молодому человеку не везло с самого начала. Азарт взыграл, и… «не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался». Но остановить разгоряченного игрока было некому, и он просадил сначала свои средства, а потом и материнские, предназначенные для покупки имения.

Блудов его формально выручил и дал денег на покупку деревни, но в действительности загнал в кабалу. За эту услугу Державин выдал «благодетелю» закладную не только на приобретенное имение, но и на еще одно, принадлежащее матери. Разумеется, такого права он не имел, так что теперь, чтобы не вышел скандал, долг надо было как-то отдавать.

Между тем, выход оставался один: выиграть в карты. И Державин, имея лишь какие-то гроши, начал искать игру по кабакам. Он быстро стал завсегдатаем таких заведений и завел там дружбу с себе подобными, иначе говоря, «спознакомился с игроками, или, лучше, с прикрытыми благопристойными поступками и одеждою разбойниками». От новых друзей он научился основам шулерского ремесла, и перед ним забрезжила надежда в короткий срок выкупить у Блудова злополучные закладные.

читать также:  Жрецы игры - искатели любви

Благородный шулер

Спознавшись с шулерами и научившись у них азам профессии, Державин начал зарабатывать этим деньги, чтобы выкупить закладные у двоюродного брата Блудова. Однако, не гнушаясь «обыгрывать на хитрости» (по-другому в этой профессии невозможно), он и здесь проявлял определенное благородство. Впрочем, чего-то подобного не лишены порой даже заправские мошенники.

Возможно, помня свое недавнее прошлое, Державин мог дать поблажку и даже оказать покровительство людям молодым и неопытным.

В частности, однажды он помешал шулерам обчистить одного богатого, но «слабого по уму» недоросля из Пензы. За это его собирались поколотить, а то и убить.

Но по счастливой случайности Державина выручил другой человек, ранее испытавший на себе его благородство.

Это был офицер Гасвицкий, которого тот предупредил, что на бильярдном столе – фальшивые шары. Несмотря на растущее умение, шулерство не приносило Державину желаемых результатов.

То ли он проигрывал от горячности, то ли нарывался на более ловких игроков, то ли были какие-то иные неведомые причины, но, так или иначе, на возврат долга Блудову денег все время не хватало. Более того, периодически он проигрывался полностью и был вынужден ждать хоть каких-то грошей, чтобы начать все сначала.

Московский сочинитель

А в ожидании он сидел на хлебе и воде, марая бумагу стихами. Когда наступало полное отчаяние, Державин закрывал ставни и сидел в темноте, глядя на свет, пробивающийся через щели. Привычка так переживать несчастья осталась у него на всю жизнь.

Тем временем со срока возвращения в полк прошло полгода, и туда дошли вести о том, что Державин проигрался и якобы не помышляет о возвращении в Петербург.

При этом от него не было никаких вестей и объяснений. В такой ситуации провинившегося ждал суд и разжалование в солдаты.

читать также:  Покер сегодня

Однако неожиданно вмешался новый благодетель – Неклюдов, который приписал его к Московской команде. Проще говоря, узаконил пребывание Державина в Москве.

Некоторое время он служил секретарем, или, как это тогда называлось, «сочинителем» в законодательной комиссии. Потом блудный сын по вызову матери съездил в Казань, покаялся, но, едва вернувшись, взялся за старое.

Шальная жизнь затягивала, и самым страшным было сближение с Максимовым, чьи делишки были далеки от невинных шалостей. В конце 1769 года всплыла история, к которой был прямо причастен и Державин.

Разрыв с шулерским прошлым

Мать прапорщика Дмитриева пожаловалась в полицию. Она утверждала, что Максимов и Державин крупно обыграли ее сына, забрав в уплату долга вексель на 300 рублей и 500-рублевую купчую на отцовское имение.

Обвиняемых, потерпевшего и двух свидетелей вызвали к следователю. Дмитриев все подтвердил, а вот Максимов с Державиным признавать вину не собирались. Факт игры с прапорщиком они полностью отрицали, а наличие на руках купчей и векселя объяснили совсем иными причинами. Но дело было передано в Юстиц-коллегию и грозило серьезным наказанием. Однако по счастливому стечению обстоятельств оно завершилось удачно, хоть разбирательство и затянулось надолго.