азартные игры

Интервью с Аль Франческо (ч.2)

Как вы пришли к концепции Большого игрока?

Я был на озере Тахо с моей семьей: братом, сестрой и ее мужем. Мы убивали время в ожидании обеда, и мой брат играл в блекджек. Он был знаком со счетом карт, и делал ставки от $1 до $5, которые являлись для меня условными знаками.

Когда он ставил $5, я подставлял $100 на его руке. Если он ставил $1, я снимал свою ставку. При этом я без умолку болтал, не обращая внимание на игральные карты. Так мы играли около получаса. Пит-босс буквально влюбился в меня — в те годы для казино стодолларовые игроки были большой ценностью.

Когда мы уезжали, он даже выбежал на стоянку, уговаривая меня продолжить игру. В общем, они заглотили наш крючок, грузило и удочку.

Сыграв в тандеме с братом, я и забыл о своем ноу-хау — командном способе игры. Я вспомнил об этом трюке позже, когда играл в блекджек в четыре колоды.

Я начал набирать людей, которые интересовались блекджеком. Некоторые из них были моими партнерами по покеру. Я начинал с одного Большого игрока, который работал в связке с тремя счетчиками карт.

Помню, как в казино Stardust я ставил по $500 на три бокса. Тогда я еще не понимал, насколько опасно было так играть. Но мне повезло, и за 45 минут я выиграл $8 тыс., удвоив банкролл. Так мы бомбили казино около года.

Удвоение банкролла за 45 мину — просто фантастика! В каком году это было?

Это было в 1971 году. Через 45 минут я дал сигнал своим партнерам, что спектакль окончен. Для них это было несколько неожиданно, так как мы планировали играть три часа. В тот раз Большим игроком был я. После игры питт-бос предложил мне обед за счет заведения и уточнил мое имя. Я представился Фрэнком Фисано. На вопрос о роде деятельности я ответил, что занимаюсь недвижимостью.

Когда я вернулся в зал из ресторана, питт-босс остановил меня и сказал: «Эй, Фрэнк, я навел справки: в Сан-Франциско нет ни одной лицензии, оформленной на имя Френка Физано». Я ответил: «Я никогда не говорил, что у меня есть лицензия. Я сказал, что занимаюсь недвижимостью. Я могу покупать и продавать».

Я понимал, что несу бред, но он купился.

Я всегда искал новых людей, потому что с тремя счетчиками Большой игрок не был все время задействован. Со стороны казалось, что он чего-то ждет. Если бы он делал крупные ставки чаще, это выглядело бы более правдоподобно. Когда я увеличил команду до шести счетчиков, схема заработала лучше.

Потом я познакомился с Кеном Юстоном. Мы встречались с одной и той же девушкой. Она сказала ему, что он должен пообщаться со мной. Так что в один прекрасный день он мне позвонил.

азартные игры

Он был знаком со счетом карт в блекджеке?

Нет, он не был особо успешным игроком в то время. Я познакомил его со счетом карт — в команде ему была отведена роль контролера. То есть он делал небольшие ставки, вел счет карт и вычислял идеальный момент для массированной атаки.

На тот момент Большим игроком в команде был мой друг. Однако, когда я узнал, что он обворовывает нас, я заменил его на Кена Юстона. Лучше бы я оставил того парня, который крал (смеется). Он точно бы не написал книги о командной игре и не выдал бы наши профессиональные секреты. Все время пока Кен работал на меня, он регулярно страчивал. Как Большой игрок он был малоэффективен — его профит был минимальный. Не думаю, что он был не чист на руку. Я думаю, что он слишком много времени уделял камуфляжу — это уменьшало его преимущество.

Вы знали, что он планирует написать книгу?

Нет. Я не имел об этом понятия. Я не знал о ней до тех пор, пока она не стала хитом продаж.

Когда книга была издана, казино уже знали о ваших методах работы?

Не совсем. Честно говоря, мне кажется, что Кен хотел, чтобы его вычислили во время последней игры — он знал, что книга вот-вот появится на прилавках. Мы были в казино Sends и его издатель наблюдал за нашей игрой. Для него Кен устроил настоящее шоу. В общем, в тот вечер своей игрой Юстон выдал всю команду.

Нас было 22 человека — три команды по 6-7 счетчиков плюс Большой игрок. Я не ходил в казино, а руководил процессом по телефону. Большой игрок находился в каждом казино трое суток — каждый раз с новой командой счетчиков. То есть, даже если администрация заведения начинала улавливать связь между игроками, на следующий день в казино были совершенно новые лица. Мы работали так три года.

Каковы были критерии отбора игроков?

Первое что я делал, это учил основам счета карт по системе Ревере и давал базовую стратегию. Я говорил им вернуться только тогда, когда они научатся считать колоду за 30 секунд и выучат базовую стратегию.

Если они проходили это испытание, я учил их остальному. В течение обучения они увеличивали скорость счета до 20 секунд. Я особо не переживал, когда кто-то из учеников сходил с дистанции, не выдержав нагрузки — недостатка в желающих пройти обучения никогда не было. Большинство членов команды пришли ко мне по рекомендации — это не были люди с улицы.

Кстати, в это время я начал принимать в команду женщин. Во многом наш успех объяснялся тем, что сотрудникам казино не могло прийти в голову, что дама может быть матерым системщиком. Таковы были стереотипы того времени.

Я знаю, что женщины, которые делали крупный ставки, вызывали подозрения у служб безопасности казино.

Совершенно верно. Но в моей команде дамы работали как корректировщики — Большой игрок всегда был мужчина.

Вы не держите зла на Кена Юстона за то, что в своей книге «Большой игрок» он раскрыл ваши секреты?

Наверное, я должен был разозлиться на него. Но я не сделал этого. Кена возненавидели все члены команды, кроме Билла – он, как и Кен, также выступал в роли Большого игрока. По сути, Юстон своей писаниной разрушил жизнь многих людей.