азартные игры

Интервью с Томми Хайлендом

Томми Хайленд является выдающимся игроком в блекджек, автором уникальной стистемы счета карт и организатором одной из самых успешных команд счетчиков карт. В течение 20 лет группа игроков под его руководством лишала игорные заведения миллионов долларов. Предлагаем вашему вниманию интервью с Томми Хайлендом, опубликованное на страницах издания Gambling Wizards.

Вы помните свою самую первую ставку в казино?

По-моему в первый раз я играл на деньги, делая ставки на какие-то спортивные события. Мы также иногда ставили на бег с барьерами. Тогда мне было около 10-12 лет. Мы ставили по $0,05 -$0,25.

А ваши родители играли в азартные игры?

Мой отец играл на деньги, но это не было серьезным увлечением. Он ходил на скачки несколько раз в год. Ему нравилось играть в гольф, он неплохо играл на бильярде, в боулинг. Но делал он это где-то раз в месяц, редко когда чаще.

Как вы попали в блэкджэк?

С тех пор как я поступил в колледж в Виттенбурге, штат Огайо, я постоянно играл в карты. Я много играл в покер и заинтересовался азартными играми. Я постоянно что-то читал на эту тему, и вот мне попалась книга о блэкджэке. Я начал ее читать и потом начал использовать приемы из нее на практике.
«С высоты моего опыта могу сказать, в покер я играл ужасно»

А как успешны вы были в покере?

Это был любительский уровень, не больше. Я часто влезал в серьезные долги. Взрослея, я совсем оставил игру в покер. Я немного играл в нарды, но я не преуспел ни в покере, ни в нардах, хотя и часто превосходил соперников по игре. Но с высоты моего опыта теперь, могу сказать, в покер я играл просто ужасно. Купив в магазине книгу о блекджеке – Лоуренс Ревере «Игра в блэкджэк как бизнес» я и мой сосед по комнате увлеклись блекджеком. Это произошло в 1978-м году.

азартные игры

Где вы играли в то время?

Он ездили в Атлантик-Сити. Я два или три раза ездил вместе с ним. Мы помнили основные моменты стратегии, но у нас никак не получалось ничего рассчитать. У меня никогда не было хоть сколько-нибудь приличных результатов, но он выигрывал в 8 из 10 случаев, а иногда и в 9 из 10. Он выиграл несколько тысяч долларов. И это не смотря на то, что он не был сильным игроком в колледже.

Я сказал себе: чувак, если этот парень выигрывает, то в этой системе счета что-то есть. Вернувшись в колледж, я стал больше практиковаться и читать. У нас была всего одна книга, о которой я уже говорил. По прошествии нескольких месяцев у каждого из нас уже было по $3 -$4 тыс. долларов.
«В мою команду вошли надежные люди, которых я хорошо знал по гольф-клубу»

Как много вы ставили?

Я думаю, мы ставили где-то по $5 — $10, что-то вроде этого. Нам везло, но на среднем уровне. Там мы встретили парня, который рассказал нам о книге Стэнфорда Вонга «Профессиональный блекджек». Мы начали тренироваться, и прошло совсем немного времени, как мы смогли проворачивать это без посторонней помощи. Тогда мы встретили двух других карточных счетчиков. У них было у каждого по несколько тысяч долларов.

В то время я как раз прочитал книгу Кена Юстона «Блэкджэк на миллион долларов», в которой рассказывалось о командах игроков. Идея создать команду показалась нам очень привлекательной. Мы решили довериться двум другим игрокам. Моей идеей было то, чтобы каждый из нас вложил в общий банк по четыре тысячи долларов.

Это было, по-моему, в октябре 1979 года. Мы начинали играть в одно и то же время. У каждого из нас было по $4 тыс., и мы договорились играть до определенного часа. Оглядываясь назад, я вспоминаю, как тяжело было играть на малых ставках. Мы ставили по $100 — $200 на одну руку. Обычно мы играли с 8 вечера до 4-5 утра.

После этого мы шли к ним на квартиру, подсчитывали и делили выигрыш. К концу 1979 года мы набрали банк $50 тыс. Как раз в декабре 1979 года, казино Resorts International запустило экспериментальную программу, позволяющую счетчикам карт играть вполне свободно. Казино запретило задерживать кого-либо из игроков во время игры, и не проверяло карты до того, как не прошло две трети раздачи.

Эксперимент длился две недели. Мы разоряли их во время этого эксперимента. После нашего успеха Resorts International я решил начать обучать своих товарищей по игре в гольф. Именно так я окончательно сформировал свою команду. К концу 1980 года в ней было около 15-20 человек.

Какой процент ребят прошли тест?

Практически все, которых я брался обучать. Я просто смотрел по сторонам в поисках тех, кто казался мне достаточно честным. Несколько раз мои предчувствия меня подвели, и я связался не с теми людьми, но с годами мне везло больше, и мне встречалось больше хороших людей. По прошествии какого-то времени я просто стал показывать людям некоторые основы стратегии и карточного счета, и говорил: «Возвращайся, когда запомнишь основные стратегии, и сможешь рассчитать положение на столе за 30 секунд». Некоторые из этих людей никогда больше не возвращались. Но большинство все-таки было способно изучить остальное.

«Мою жену поместили в камеру с убийцей. Они делали все, чтобы запугать меня»

Как вам пришла в голову мысль играть с блекджек-ПК?

Мы слышали о них. Мы сняли дом неподалеку от Сэмс Тауна, и заказали аппаратуру у одного парня. Я помню, мы все собрались в этом доме, или, может, четверо, или пятеро из нас, и у нас практически не было мебели. У нас был всего один стол, и все мы спали на полу. Я спал в ванной, у нас даже не было штор. Это была единственная комната, которая имела непрозрачное окно, и там было хоть немного темно. Мы играли в блэкджэк на деньги из общего банка, но все с нетерпением ждали, когда привезут это оборудование.

Оно прибыло вместе со всеми деталями в нескольких коробках, и мы постоянно тренировались в его использовании дома. У нас хорошо получалось играть с компьютерами. Мы заработали много денег. В 1985 году, в Неваде запретили использовать компьютерные приспособления в игре в блекджек. Компьютеры были сравнительно новой вещью. Их тогда не использовали в повседневной жизни так, как это происходит сегодня. И когда в Неваде вышел закон, запрещающий их применение, я подумал, что такое могло случиться только потому, что казино имели огромное влияние в политической сфере.

Я попросил нашего юриста выяснить, есть ли на Багамах подобный закон, который бы запрещал нам использовать эту технику, но такого там не было. Таким образом, мы продолжили играть по всей стране, пользуясь нашими компьютерами, кроме Невады. Мы играли в Атлантик Сити и на Багамах, и, может, на некоторых других островах Карибского бассейна.

Казино начали понимать, как вычислить наличие компьютеров. Они следили за людьми в ботинках, их походкой, или за тем, как стояли их ноги, когда они сидели за столом. В Кабл Бич на Багамах они задержали меня с компьютером и провели в служебное помещение.
« Мне не удалось бы выиграть суд, несмотря на то, что я не сделал ничего противозаконного»

Моя жена была на пляже. Она в то время еще ни разу не играла в блекджек. Когда она вернулась в отель, они схватили ее и обыскали. Они забрали все деньги, которые я хранил в банковской ячейке. Они задержали меня и стали просматривать кодекс, чтобы найти, что мне можно предъявить в качестве обвинения.

Мою жену поместили на 36 часов в камеру с человеком, обвиняемым в убийстве. Они делали все, чтобы запугать меня. В конце концов меня арестовали и посадили в центральный изолятор вместе с десятью другими заключенными, в очень плохие условия. Там я провел два дня. Это выглядело очень серьезным. Они говорили, что посадят меня лет на пять, или даже на десять.

Каким-то образом мне удалось переговорить со своими адвокатами в Лас Вегасе. Два моих юриста приехали ко мне. Им не позволили вести это дело, и они наняли багамского юриста. Там царило настоящее беззаконие. Единственное, что они понимали, — это деньги. Каждый, с кем мне приходилось иметь дело, думал только о том, как бы подзаработать на этом.

Они наварились на мне на $140 тыс. Мне не удалось бы выиграть ни одного суда, несмотря на то, что я не сделал ничего противозаконного, или аморального, было ясно, что мне придется заплатить им, чтобы выбраться оттуда.
«История нашей тяжбы с канадским казино не сходила с первых полос газет 4 дня»

Расскажите о вашей судебном споре с канадским казино.

Команда моих людей занималась расчетом карточных комбинаций и обменивалась информацией посредством специальных сигналов. Казино «Виндзор» признало это мошенничеством. Я попытался попасть туда, чтобы вытащить группу из передряги и связался с прессой. Симпатии общественности были на нашей стороне. Это было громкое дело.

Эта история не сходила с первых полос газет три или четыре дня подряд, все подробности этих судебных заседаний и информация о людях, которые были обвинены в мошенничестве в казино. Как только пресса взялась за это, начала брать интервью у причастных к этому людей, она сразу встала на нашу сторону, вызвав и сочувствие публики.

Адвокаты казино «Виндзор» пытались припомнить тот случай на Багамах, чтобы облить нас грязью. Они пытались выставить меня законченным жуликом и негодяем. Вы говорили об использовании средств массовой информации.
«Игрок мог вернуться из казино и сказать, что проиграл $50 тыс., а мы просто говорили «ну и ладно»

Можно сказать, что руководить командой игроков в блэкджэк – это все равно, что управлять фирмой?

Я убежден, что там есть много общего. Но основное отличие, как я считаю, состоит в том, что люди, которые имеют дело с игроками в блэкджэк, не могут поверить, что у нас есть общий капитал, которым могут пользоваться все члены команды. Игрок мог вернуться из казино и сказать, что проиграл $50 тыс., а мы просто говорили «ну и ладно».

Мы вносили это в расходы и просто верили ему на слово. Это, пожалуй, самая большая разница, которая сразу приходит в голову. Мы зарабатывали много, просто доверяя друг другу. Я мог даже не знать нового игрока, но мне было достаточно, чтобы он был знаком с кем-то из команды, и они бы поручились за него. Мы одалживали много только проверенным людям, за которых могли поручиться.